Счастье материнства или “Хочется уйти в окно”. Реальные и страшные истории мамочек

Повод всем задуматься

Фото с сайта pinterest.se

— Что же такое — семейное счастье?

— Наверное общей формулы нет. Но в любом случае — это большой путь и большие труды.

Семейное счастье создается во многом самими супругами, в течение многих лет, оно требует глубоких внутренних изменений, но не «приобретается» как товар.

Тексты, послужившие отправной точки для ваших вопросов – сигналы глубоких перемен в области семьи, семейной жизни, о чем мы много лет говорим и пишем с Екатериной. Весь институт семьи находится в очень серьезной ситуации трансформации.

Семья и семейные отношения, даже отношения матери и ребенка сегодня перестают быть очевидной  данностью.

Из области само собой разумеющихся вещей материнство вышло в другие пространства. Люди теперь прилагают огромные усилия (читают литературу, ходят к специалистам), пытаясь как-то наладить, исправить, сделать хоть что-то с тем, что, казалось бы, должно само собой включаться у каждого человека, в каждой семье. И атрофия таких естественных навыков, как материнство для женщины – очень тревожный симптом и повод задуматься о самих себе, о наших семьях, о нашей жизни.

Чайлдфри

В переводе с английского «чайлдфри» означает «свободный от детей». В зарубежных странах это довольно популярная субкультура, которая с каждым годом увеличивает свою численность. Например, в США насчитывается более 40 организаций, объединяющих чайлдфри. Основная идея этого движения – добровольный отказ от родительства. То есть, это не бесплодные мужчины и женщины, которые вынужденно лишены детей. Нет, это исключительно их выбор.

Многие чайлдфри вполне добровольно проходят процедуру стерилизации. Некоторые из них люто ненавидят детей, но основная масса агрессивными высказываниями лишь защищает свой выбор от нападок «несогласных». Отдельные приверженцы этой идеи берут опеку над чужими детьми, но своих не заводят.

Любопытный эксперимент

Именно по причине высокого уровня образованности и достатка чайлдфри, многих они наводят на мысли об экспериментах Дж. Кэлхуна, которые были проведены в 1960—70 гг. Их суть заключалась в создании идеальных условий жизни для мышей. Они не нуждались в еде, питье, исключалась возможность болезней.

Сначала был отмечен взрыв рождаемости, но постепенно самцы перестали проявлять интерес к самкам, стали пассивными. У самок же наоборот, заметно увеличилась агрессия, которую они частенько проявляли к своим детенышам. Некоторые отказывались от деторождения. Подросшие дети, в свою очередь, отвергались мышиным обществом, им не было места в иерархии, потому как старики стали жить дольше.

Дальше появились так называемые «красивые мыши». Из-за отсутствия ран от драк они хорошо выглядели, но были способны лишь на примитивное поведение. Они целыми днями лишь чистили свою шерсть, ели, пили и спали. «Красивые» не вступали в конфликты, не проявляли стремления к деторождению. Со временем количество беременностей сократилось до нуля, и популяция мышей вымерла.

От себя хотелось бы добавить, что любить и хотеть детей не обязательно. Можно оставаться равнодушным, избегать контакта, делать аборт. Но если ребенок уже родился или же вы испытываете чувство ненависти, глядя на детей, то тут скорее нужна работа психолога.

Питать агрессию и злобу, прежде всего, вредно для самого себя. В конце-концов, вы можете дойти до точки кипения и покалечить дитя. Согласитесь, куда лучше сразу же проработать свои негативные установки со специалистом и жить «налегке», в согласии с собой и миром.

Наталья, г. Москва

Вторая мама

Окна моей комнаты выходят не прямиком на улицу, а на балкон, и сколько я себя помню, я всегда боялся смотреть туда, когда наступал вечер. Одним из таких вечеров я как обычно сидел у себя и играл в компьютер. Меня отвлек шум с балкона – кто-то гремел пустыми банками из-под солений. Повернувшись, я увидел там силуэт. К счастью, это была моя мама, однако поначалу я все равно немного испугался. Она, заметив меня, видимо решила подшутить и подошла к окну вплотную так, чтобы свет моей лампы осветил её лицо. Признаться, даже это было немного жутковато. Я захихикал и продолжал смотреть. Тем временем, мама широко раскрыла рот, будто старательно выговаривая букву «О», и страшно выпучив глаза, не отрывала от меня взгляд. С глухим стуком её лоб упёрся в стекло, это был единственный звук, сопровождавший всю сцену, и я понял, что уже не на шутку испуган. «Ма-а-ам! Ну хватит!» — крикнул я. «Что?» — спросила мама из коридора. Стремительно обернувшись, я увидел её в дверном проёме с расчёской в руках, оказывается всё это время, она стояла у зеркала в коридоре. С воплем я метнулся к ней, и только намертво вцепившись в её руку, решился посмотреть в окно. Там не было ничего. То и дело сбиваясь, я рассказал маме, что увидел. Мы вместе проверили балкон, оконное стекло, но всё безрезультатно. Наутро, после бессонной ночи на раскладушке в родительской комнате, я продолжил приставать к маме с расспросами, и она решилась рассказать мне следующее. Когда ей было лет девять, то есть столько же, сколько и мне на тот момент, с ней случилась похожая история. Они с мамой (моей бабушкой) жили в частном доме. Одним зимним вечером бабушка как обычно стала собираться на смену. Она работала на хлебозаводе, поэтому часто приходилось уходить «в ночь». После её ухода мама прибралась в доме и собралась уже идти спать. Перед сном ей захотелось попить, и она пошла на кухню. Включив свет, она вздрогнула – за столом сидела бабушка в обычном своём домашнем халате. Подперев щёку рукой, она пристально смотрела на маму, будто всё это время сидела в темноте и ждала, когда та придёт. Губы её были растянуты в улыбке. Мама спросила её, что случилось, почему она вернулась, но бабушка молчала и продолжала улыбаться. Мама говорила мне, что от улыбки этой становилось не по себе. Тут бабушкино лицо исказила гримаса ярости, она с силой ударила кулаком по столу и рявкнула: «Я те дам закрытый гроб!» В этот момент лампочка на кухне лопнула и наступила непроглядная темень. Мама плохо помнит, что было дальше, она побежала к соседям, те решили, что в бабушкин дом залезли воры. Приехала милиция, но никаких следов обнаружить не удалось. Мама никогда не рассказывала эту историю бабушке, всегда говорила лишь, что ей показалось, как в дом кто-то влез, и она испугалась. Бабушка до сих пор жива, и что означали те слова про закрытый гроб, до сих пор остается загадкой.

Послеродовую депрессию переживает почти каждая вторая женщина

Елена Давыденко – психолог. 10 лет она отработала в Республиканском научно-практическом центре психического здоровья, теперь работает в сфере рекрутинга, а как психолог-волонтер – в группе взаимопомощи «Женщины вместе» и Клубном доме «Открытая душа».

– Группу взаимопомощи случайно увидела в фейсбуке. Подумала: какой классный проект! Это же так здорово – женская солидарность. Я подписалась, и меня сразу же спросили, чем могу помочь. Предложила психологические консультации.

Елена стала тем самым экспертом, который приезжает к женщинам, чтобы помочь снизить тревогу и определить, нуждаются ли они в госпитализации. Елена консультирует и по телефону, и выезжает к женщинам, которым нужна помощь.

Чаще всего один волонтер готовит обед, другой — отвозит маме. Среди волонтеров есть и мужчины.Фото: Александр Васюкович, «Имена».

По ее словам, практически каждая мама первые шесть дней после родов переживает «послеродовый блюз». Женщина плачет по любому поводу, ее все раздражает, бесит – муж, медсестры. Это состояние связано с гормональной перестройкой организма и обычно проходит без участия психологов, если у женщины достаточно поддержки.

Послеродовая депрессия может развиться приблизительно через месяц после родов. Появляется апатия, чувство тревоги, снижается интерес ко всему, включая ребенка, аппетит. Женщина не хочет ухаживать за ребенком, за собой. Появляется яркое чувство вины: «Я плохая мать, не умею ухаживать за своим ребенком, ничего не получается, и вообще все будет плохо». Ее ничем нельзя отвлечь и успокоить. И у нее нет сил ни на что. Вместо этого появляется ощущение, что так плохо будет всегда.

– Депрессивное состояние само по себе мучительно. Как жить, если сил ни на что нет? Если такое состояние длится более двух недель, нужно обращаться за помощью к специалистам. Обычно с женщинами работают психотерапевты, назначаются антидепрессанты, – рассказывает Елена.

Фото: Александр Васюкович, «Имена».

По наблюдениям психиатров, депрессию переживает практически каждая вторая мама, говорит Елена. Но говорить об этом и тем более жаловаться у нас не принято. Женщина до последнего пытается самостоятельно справиться с депрессивным состоянием, думая, что она не такая, как все. Но в этом состоянии взять себя в руки нереально – оно обусловлено биохимическими процессами в организме.

Послеродовый психоз – это самое тяжелое состояние, в котором могут случаться и депрессивные, и маниакальные эпизоды, когда женщина внезапно начинать петь или танцевать. Случается, что во время психоза женщина слышит голоса, которые, как правило, повторяют ее же мысли: «Ты ничтожество, ты плохая мать, ты не справляешься». Такие состояния могут закончиться чем угодно: мама может пойти в ночь за приключениями или выйти в окно, такие случаи в Беларуси тоже были.

Психоз – это всегда госпитализация. При этом ни один человек, который переживает психоз, никогда не скажет, что с ним что-то не так.

– Слава богу, у нас в группе таких ситуаций, когда женщине нужна была госпитализация, пока не было. Вопрос был в отсутствии поддержки, помощи с ребенком, – рассказывает Елена.

Волонтеры приходят в проект и помогают совершенно незнакомым женщинам потому, что хорошо знают, как необходима поддержка маме после родов. Фото: Александр Васюкович, «Имена».

Часто женщина боится обратиться за помощью к психиатру, думая, что ее поставят на учет и это отразится на ее карьере. Однако это не так. Послеродовые психозы и депрессии считаются временными расстройствами, поэтому пациентку не ставят на психиатрический учет.

Страшная мать

Мне рассказали эту историю, когда я еще училась в школе , — не знаю, правда это или нет, но несколько раз слышала ее в разных вариациях. В нашем городе в 90 годы жила девушка – как говориться, «из нищей и интеллигентной семьи»

Вроде бы, звали ее Соня, но особого значения это не имеет — важно лишь то, что к двадцати годам Соня окончательно поняла, что всю оставшуюся жизнь будет сидеть на макаронах из гастронома -и то считать за счастье, — если, конечно, не использует свой шанс — и не выйдет удачно замуж. В те времена как раз появились первые «новые русские» , стали открывать частные фирмы, и Соня устроилась на одну из таких фирм — работать секретаршей… Говорят, что она настолько возненавидела свою нищету, что искала кандидата в мужья у которого бы даже не было детей — чтобы поменьше средств уходило на алименты… Подружки смеялись над Соней, говоря, что это вообще маловероятно, но она упорно шла к своей цели — которая превратилась в навязчивую идею, видимо

И вот в конце концов она случайно познакомилась с одним из компаньонов своего босса — не старым еще но уже в возрасте мужчиной, который был одиноким по жизни — Соня точно выяснила что у него когда- то была жена, но она вроде бы умерла давно, а детей совместных у них не было

Не веря своей удаче, Соня принялась «охаживать» этого человека, переехала к нему домой, и готовилась уже принимать предложение руки и сердца, — только бойфренд ее что- то не спешил… Тогда девушка прибегла к известному и глупому трюку — сказала ему, что беременна… Когда мужик услышал это, он просто зубами застучал — и все принялся твердить, что ни в коем случае не хочет иметь детей, и что, более того, ему просто этого нельзя. Соня, глядя как рушатся ее планы, была вне себя, и не знала что делать — а тут еще бойфренд стал пропадать куда — то, по целым неделям его не было дома, он стал отмалчиваться, и все умолял Соню избавиться от ребенка…Девушка же, в свою очередь решила проследить — куда он отлучается. Однажды вечером она наняла такси и попросила водителя ехать за автомобилем ее любовника. Ехали они долго — за черту города, куда -то в сельскую местность, часа два или даже больше. Уже в сумерках на окраине какой -то богом забытой деревни мужик вылез из машины и пошел в кривоватый покосившийся дом, с наглухо закрытыми ставнями. Соня ждала в такси, -говорят что ей внезапно стало страшно вылезать наружу – ждала так минут сорок, потом внезапно и она и водитель услышали какие — то вопли и возню. Содрогнувшись, Соня вышла из машины и подошла к поганому дому — подозревая, что там происходит что — то плохое… Она потянула на себя дверь — и оказалось в маленьком, низеньком помещении, где неимоверно воняло бог знает чем и в первую минуту совершено ничего не видела… Потом, когда глаза привыкли к темноте, она различила в этом предбаннике на полу какую — то фигуру — словно женщину, с ног до головы закутанную в подобие темного плаща. -Это ты за моим Сашенькой бегаешь, дура? — спросила ее внезапно это существо, сидящее на полу. -Знаешь, чего себе набегала? Какое наследство у него? Соня ошалело стояла, не зная. что ответить, но тут стала открываться другая дверь в помещение находившееся дальше в доме, и на пороге возникло какое -то странное существо — походившее на человека, но с вообще отсутствующими на лице признаками того, что оно человек – и совершенно чудовищной внешностью, которую люди. рассказывающие эту историю, не берутся описать. Оно посмотрело на Соню спокойно, потом разинуло пасть и произнесло «Мама…» Как позднее говорили — Соня оказалась в дурдоме, куда ее привез водитель такси… Мужик с которым она жила девался неизвестно куда, то ли его убили, то ли сбежал, а в окрестностях нашего города потом бродили слухи о том, что кто — то раскапывает старые сельские кладбища и жрет кости… Один из друзей того мужика как -то по пьяни рассказал своим друзьям — что мать и отец несостоявшегося Сониного мужа были родными братом и сестрой — и жили они в Ленинграде, где во время блокады все их соседи из коммуналки подевались неизвестно куда — милиция даже открыла дело по статье «людоедство» — но шла война и было не до того…. А у Сони, прямо в психиатрической лечебнице, родилось непонятно что – младенец без половых признаков с явными следами чудовищного вырождения. Говорят, он выжил и все еще где-то живет… Со своей старшей сестрой…

Человек уверен – счастье «обязано быть»

Михаил и Екатерина Бурмистровы. Фото с сайта ekaterina-burmistrova.com

— Поговорим о роли мужа. Екатерина сказала про главную глубинную причину «ужасов материнства» – одиночество женщины в неожидаемых трудностях. Но разве не муж – первый помощник? Разве не от него женщина ждет поддержки, и даже не в том, чтобы он с ребенком помог, а чтобы вник в ее страдания, посочувствовал.

— Мне кажется, что тема плохих мужей здесь достаточно второстепенная.

Обманутой, уставшей, раздраженной женщине хочется предъявить счет всему миру, человечеству, Богу, но из всего человечества рядом часто оказывается один муж.

И потому он получает по полной программе, в его лице сама жизнь получает такой счет.

Естественно, отношения супругов — важнейшая тема. Естественно, от участия или неучастия отца зависит очень многое, особенно в такой важный период как появление детей. Но в данном контексте мне кажется важнее другое  – неготовность многих современных людей, и мужчин, и женщин — к материнству, отцовству, семейным отношениям.

И тут можно отметить два важных момента. Первый – отсутствие опыта, примера.

Большинство из переживающих такого рода проблемы с материнством  — не имеют никакого примера, никогда не держали в руках младенцев, не видели, как их собственные родители ухаживали за маленькими детьми.

Второй момент – влияние системы образования. Все  закладывается с детского сада и школы. Все воспитание направлено на то, чтобы дети хорошо учились, получали хорошие отметки, проявляли лидерские качества, соревновательность, получали как можно больше бонусов и призов. Эта линия мощно формирует жизнь и девочки, девушки, юной женщины.

И эта же линия подрезается под корень, когда рождается ребенок и женщина вынуждена сидеть дома, выпасть из профессии, выпасть из команды ровесников, которые в это время тусуются в офисах, клубах, путешествуют, вкушают все радости молодой жизни. Она оказывается один на один с маленьким, непонятным, вечно орущим и чего-то требующим существом.

Естественно, это вызывает огромный стресс. А с другой стороны, помимо этого выпадения из жизни, довольно скоро обнаруживается фиктивность представлений о семейной жизни.

Когда покупаешь какой-то товар, то рассчитываешь на то, что это, например, масло, а не что-то другое. А если выходишь замуж и рождаешь ребенка, то ты бесплатным пакетом должна получить и счастье.

Здесь главная проблема и сосредоточена: человек уверен, что имеет право на счастье, оно обязано у него быть.

Но то, что счастье — это вещь другого рода, что оно приобретается на других путях и другим образом, этого многие молодые люди не понимают. Ведь семейное счастье ­– это не продукт, его не купишь в магазине, не закажешь по Интернету.

Мама

Я сидел в своей комнате, когда за закрытой дверью послышался звук входного звонка. Никто, видимо, не собирался идти, смотреть, кто там пришел. Поэтому сделать это пришлось мне. Я подошел к входной двери и заглянул в глазок. На пороге стояла моя мама. Меня это немного удивило, ведь я не слышал, как она выходила из дома. Впрочем, я мог и не услышать, будучи занятым своими делами. Я открыл дверь. Теперь мы с моей матерью живем одни. Родители развелись. Отец ушел к своей любовнице. Мама молча прошла мимо меня, сняла свое пальто и обувь. Она направилась в свою спальню, попутно закрыв дверь. Я постоял немного на месте, думая, что с ней могло случиться. -Сынок, кто там пришел? Я услышал мамин голос. Только… -Я не услышала, кто это? Только голос этот доносился не из спальни. Мама была на кухне. Я уставился в одну точку, внутри всё заледенело. Мне стало плохо, в глазах начало темнеть. Я услышал мамины шаги. Она собиралась выйти из кухни. Дверная ручка в спальне начала опускаться вниз, послышался слабый щелчок собачки. Я, ничего не видя перед собой, рванул в сторону входной двери. Спустившись на один этаж вниз по лестнице, подвернул ногу, упал на пол и вырубился. Меня кто-то тащил на себе. Я открыл глаза, и увидел своего соседа, который уже жал на входной звонок моей квартиры. -Сейчас я тебя занесу домой, и ты хорошенько проспишься. Тебе станет лучше. Дверь в квартиру открылась. Сосед завел меня внутрь, поговорил с мамой и пошел домой. Мать кое-как завела меня на кухню, спрашивая, что случилось, и почему я выбежал из дома. Я не мог ничего объяснить. Сел за кухонный стол. -Мама, в спальне кто-нибудь был? – я спросил её и посмотрел на чуть приоткрытую дверь спальни. Из кухни её хорошо было видно. -Нет, никого, что за странные вопросы? Ты лучше объясни мне, куда ты так спешил, что-то случилось? Я посмотрел на свою маму. Лицо её излучало искреннее любопытство, но в её взгляде было что-то не так. -Почему ты молчишь? Краем глаза, я увидел какое-то движение. Мне не надо было поворачивать голову, чтобы понять, что это дверь спальни. Я услышал шаги. Мама почему-то начала улыбаться. Я повернул голову. Из спальни никто не выходил, дверь была так же приоткрыта. Я быстро встал из-за стола и побежал в свою комнату, закрылся на замок. Было бесполезно пытаться снова уйти из квартиры, я видел, что ключей от входной двери нет на месте. Теперь я никогда не выйду отсюда. Каждую ночь, я просыпаюсь, и чувствую, что возле моей двери кто-то стоит. Оно прислушивается, пытается меня найти. Ручка медленно опускается и поднимается вверх. С каждым днем, попытки проникнуть сюда становятся все сильнее. Вчера оно начало пытаться со мной говорить. Голос не был похож на голос моей мамы. Я молчал. Оно знало, что я слышу его. Оно знало, что мне страшно. Оно говорило мне об этом. Я не знаю, кого я тогда запустил в дом. Я не знаю, что после этого стало с моей матерью. Скоро оно доберётся до меня. Мне немного осталось.

Впусти маму

У меня была в деревне подруга Катька. Она жила с мамой Людой в небольшом, но очень уютном домике. Тетя Люда постаралась. И хозяйство у нее там было, и на баню хорошую накопила. Вообще она женщина очень серьезная, как говорится, шутки шутить не любит. Катьку она родила в 40 лет. Единственный ребенок, так уж вышло в жизни. И я верю в рассказанную ей историю, она тот человек, который не принимает ложь в любом ее виде, да и сама Катька помнила отрывки этой истории из детства – тогда ее тетки что-то говорили об этом. Как-то решила я у Катьки остаться. Тетя Люда нам баню затопила. Когда мы вышли, нас ждал горячий чай с бутерами. Сели мы чай пить, тетя Люда с нами, и как-то зашла у нас тема про необъяснимые вещи. Стали мы с Катериной разные байки рассказывать про черную руку, волосатую ногу, и тут Катька аж взвизгнула: “Ма, слушай, помнишь, когда я маленькой еще была, вы иногда обсуждали про то, как на вас напасть хотели. Ты мне говорила, что потом расскажешь. Расскажи нам, пожалуйста!!!” На что тетя Люда усмехнулась и говорит: “Да, помню. Как такое забудешь, а эти ваши истории, девчули, все бред! Это произошло, когда я была немного старше вас”. И вот рассказ, от лица тети Люды: “Мы же тогда в другой деревни жили: родители, я, сестры. Вот мамка с отцом целый день в поле, а мы и за домом смотрим, и за сестрами, что младше. И вот однажды мне пришлось одной остаться на ночь с младшими. Старшие девки уехали в город, в магазин, за продуктами, и остались там на ночь у тетки. Мать с отцом тоже остались в поле на выходные, чтобы больше заработать. Уложила я сестер спать, а сама сижу, вещи рваные штопаю под светом лампы. Шторы закрыты, и вдруг сильный лай Тоши. Он не то что лаял, он как с ума сходил, мне немного стало не по себе. И вдруг стук в дверь. Сначала тихонечко, потом сильнее и сильнее. Вдруг Тоша заскулил и умолк. Я спрашиваю: “Кто там?” Голос, который явно старается сойти за голос матери, но очень неприятный, старческий, хриплый, отвечает: “Доченька, Людочка, это мама, открой”. Меня как затрясло. Я знала, что это не мама, и, главное, ощутила сильную опасность, даже близко к двери не подошла. Говорю: “Нет!” Голос: “Людочка, открой, я же есть сильно хочу, я голодная”. Я: “Уходи. Я вилы возьму!” Голос становится грубее и больше напоминает мужской: “Дочь, да будь ты проклята, я есть хочу, дай мне сестру хотя бы”. Я была в ужасе. Я поняла, что речь идет именно о том, что ему нужен ребенок. Дети, естественно, уже не спали, я подбегаю к ним, показываю тихо, закрываю им ротики, чтобы не плакали, затем стала на колени, начала молится. И вдруг голос стал визжащим, металлическим, это было очень страшно. Я его запомнила на всю жизнь: “Люда, сволочь ты (много мата)! Дай сестру какую или сама выйди! И хватит молиться, гадина несчастная!” Я начала молиться еще больше, взяла икону и держала ее перед собой и сестрами. Вдруг послышались тяжелые вздохи, и все угомонилось. Тошка так и не лаял. Меня трясло всю, всех девочек посадила на одну кровать, укутала их одеялами и сидела рядом с иконой… С утра, когда услышала соседей, решилась выйти. Когда вышла, был шок: Тошка лежал мертвым, а из его горла был выдран кусок. Сосед, когда взялся его закопать, сказал, что это животное его укусило так. Потом приехали родители, я им все рассказала. Мне поверили, пригласили одного мужичка верующего. Он как защиту на дом сделал, а когда соседи все узнали о произошедшем, то один мужик рассказал, что рядом, в деревне, лет десять назад он слышал историю, что нашли разорванный труп ребенка. Его брат сказал, что ночью папа в дверь стучался (отец от них давно ушел, мать работала ночью). Папа говорил, что пришел к ним, просился пустить. Мальчик выбежал, и все, больше его не видели. Потом только труп нашли. Сказали, что волк напал на ребенка. Но, что это именно было, так никто и не узнал, наверное, и хорошо, что не узнали”.

В чем главная проблема материнства?

В 2017 году в сети появилась статья: Счастье материнства или «Хочется уйти в окно».

Очень быстро она стала темой сетевых дебатов. Статья не статья, скорее журналистская подборка в ЖЖ реальных и страшных историй молодых мамочек, которые делятся с «друзьями по несчастью» болью жизни и мыслями обо всем этом в одной из групп в «Контакте».

Эти истории, как одна, шокируют и содержанием, и формой, в большинстве случаев доходящей до нецензурщины. Излияния травмированных материнством женщин заставляют задуматься:

почему такой болью отзывается рождение ребенка? почему утрачиваются и рушатся связи с супругом? как быть, чтобы материнство не обернулось ужасом?

Психолог Екатерина Бурмистрова:

— Истории об ужасе перед орущим ребенком, о бездействующем муже, о тотальной усталости – это абсолютно правдивые истории. Я с ними работаю уже двадцать один год. Общих рецептов здесь нет, каждый случай – особый. А вывод есть: современная женщина оказывается абсолютно не готовой к материнству. И об этом надо очень много думать.

Какая самая главная проблема материнства? Изоляция, в которой оказывается человек.

В каждом посте, в каждом обращении мы видим и слышим тему одиночества и упрек, что никто не помогает, никто не поддерживает. Раньше женщину на стадии освоения материнства поддерживала большая семья. Сейчас по-другому. Либо родственники далеко, либо отношения с ними ужасные, либо просто нет доверия.

Екатерина Бурмистрова, психолог. Фото: facebook.com/psyhologburmistrova

Это наша современная реальность: близкие – они неблизкие. К ним нельзя обратиться за поддержкой ни физической, ни эмоциональной.

— Есть ли какие-то факторы в жизни женщины, которые могут спрогнозировать тяжелое проживание материнства?

— Здесь множество факторов: то, какая у женщины чувствительность, была ли она любима / нелюбима в детстве, желанный /нежеланный у нее ребенок, каковы отношения в браке, как проходила беременность и даже какова история родов, не говоря о послеродовом периоде восстановления.

То есть каждый раз здесь – своя история. И для каждой женщины — индивидуальные способы помощи. Одной не справиться, надо говорить о своем отношении к ребенку с теми, кто может помочь, со специалистами. Ведь крик в соцсетях — просто выплеск эмоций.

Но то, что больше половины женщин переживают материнство, как описано в этой статье, — это факт. Если женщина ярко переживает жизненные кризисы, она и появление ребенка будет кризисно переживать.

Ведь на самом деле эти ужасные истории – не про «материнство», не про женщин, а про одиночество, неподдержку, когда нет никого рядом или тебя не слышат, не видят.

Или у женщины не получается сформировать такие отношения, чтобы тебя видели и слышали.

Это история даже не про детей, она – про отношения людей.

Но говорить мне как психологу в формате интервью о том, как помочь некой маме, которая «ненавидит своего ребенка» — будет непрофессионально. Здесь маме нужна не лекция, не исправление ее «ошибок», даже не советы. Нужна глубокая работа с человеком не только на уровне слов, рацио, но на уровне самых запрятанных чувств.

И важно, чтобы мама была готова, сама хотела бы этого. Отважилась не просто крикнуть в сети о своем ужасе материнства (и потом, может быть, забыть об этом), но и решилась на серьезное исследование: почему у меня так? Не решаются такие проблемы «таблеткой» — принял и прошло, а человек каким был, таким остался. И если сам человек не готов меняться, его отношение к ребенку также может не меняться

И если сам человек не готов меняться, его отношение к ребенку также может не меняться.

Женщин обманули – женщины негодуют

М.М. Цигарев, «Обыкновенное утро». Изображение с сайта pinterest.se

К  разговору подключается Михаил Бурмистров, преподаватель философии, глава семейства с одиннадцатью детьми.

— Интрига ситуации, которую мы наблюдаем в соцсетях, где и появилась эта статья про ужасы материнства, незамысловата: она возникает при столкновении установки, что материнство – это непрекращающийся поток счастья и happy parents – с реальной жизнью.

Все эти бесконечные обложечные и рекламные картинки, на которых мама кормит кашкой, ухаживает за нежной кожей младенца, где счастливые родители склоняются над колыбелькой с посапывающим карапузом – это образы, сформированные масс-медиа, живут в сознании людей своей самостоятельной жизнью.

Но когда люди вступают в настоящий брак, у них рождается их собственный ребенок, то начинается другая жизнь, и быстро становится понятно, как сильно она отличается от рекламной картинки.

Несовместимость образа реальной жизни и того образа, который сформирован, порождает сильные переживания, иногда трагического характера. Люди, выливая в своих текстах в соцсети свои переживания, испытывают своего рода наслаждение от разрушения прежнего шаблона.

Михаил Бурмистров Фото с сайта iphras.ru

Выкрикивая свою боль, они как будто предъявляют счет этому образу счастливого материнства, этому маркетинговому продукту. Казалось бы, что тут такого, ну, родился ребенок? Не вы первые, не вы последние. Но для целого пласта современных молодых людей рождение ребенка оказывается совершенно оглушающим опытом.

Когда ничто человека к материнству не готовило, когда в голове есть лишь счастливая картинка, не удивительно, что, оказавшись внезапно ввергнутыми в опыт, воображаемое придет в жесткое столкновение с действительностью.

Дело даже не в том, что мы живем в эпоху общества потребления. Дело здесь еще и в переживаниях. Люди, которым рекламируют продукт, привыкли к оправданию ожиданий. Привыкли, что шампунь действительно окажется особо хорош, и волосы будут шелковистыми, а йогурт божественным на вкус. Поэтому продукт «happy parents» в сознании женщины – это счастье, нежность и восторг навсегда. Но выходит наоборот.

Люди негодуют, потому что их просто обманули «продавцы». Им всучили товар, который на деле оказался совершенно не таким, как было заявлено.

Они хотели купить картинку из журнала, а в результате им подсунули реальную жизнь. Вполне естественно, что это вызывает резкие отрицательные эмоции.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий