Видео: второй ребенок – 5 страхов мамы

Чего делать нельзя

Вне зависимости от возраста крохи есть ряд табу перед уходом.

Нельзя исчезать внезапно, тем более обманывая. К примеру, сказать: «Я иду в туалет», а вместо этого уйти из дома. Так страх малыша ещё больше усилится.
Нельзя говорить ребёнку о том, что бояться разлуки плохо. Для малыша это естественная реакция, и формирование её негативного образа заложит в крохе боязнь и стеснение других подобных реакций.
Нельзя показывать свою собственную тревогу по поводу вынужденной разлуки из-за того, что ребёнок пошёл в ясли или детский сад.
Не стоит в красках расписывать, как вы будете скучать по малышу

Это спровоцирует ещё большие переживания.
Нельзя, чтобы взрослые, которые остались с ребёнком, нагнетали обстановку, сострадая и жалея малыша, акцентируя внимание на ситуации расставания.

Младший-любимчик

Елена, мама 5-летнего Леши и 8-летнего Кирилла:«Старший сын Кирилл родился у нас, когда мы с мужем были совсем юными: мне было 19, а мужу 20 лет

Мы гордились своим первенцем, он был единственным малышом среди наших родственников, поэтому все внимание уделялось ему. С рождением второго сына на нас с мужем нахлынула волна необычной нежности

Старший сын показался нам совсем большим, хотя ему было всего три года. Мы не могли налюбоваться на младшенького, умилялись и восхищались им. К Кириллу мы проявляли строгость, требовали от него послушания и хорошего поведения. Когда он не слушался, я раздражалась на него. Мне казалось, что он уже все отлично понимает, поэтому должен вести себя правильно. Так и получилось: чувства нежности, что были в наших сердцах, мы выливали на младшего Лешу, а старшего Кирилла все больше бранили. По какой-то причине нам даже казалось, что подросшим мальчикам уже не нужны ласка и нежность «чтобы не разбаловать». Надо сказать, что от осознания неправильного отношения к ребенку до исправления своего поведения, своих привычек лежит нелегкий путь

Но важно не бояться вступить на него, чтобы попытаться исправить то, что возможно, и избежать новых ошибок»

Моей любви хватит только на одного?

Лилия, мама 9-летней Софии и годовалого Родиона:«Свою старшую дочь я любила самозабвенно. Я наслаждалась каждым моментом ее младенчества. Мне казалось, что она очень быстро растет, и я всегда грустила о том, что не насладилась ее малышковым возрастом вполне. Мне было легко с моей дочерью, она была покладистым ребенком, ее нечастые шалости меня ничуть не смущали. За свою дочь я была готова пойти и в огонь и в воду. Забеременев сыном, в первую очередь я начала задумываться о том, как же теперь я смогу любить одновременно двоих детей? Я сама росла в многодетной семье и моя мама всегда говорила, что не понимает тех родителей, у которых есть любимчик среди детей, она убеждала нас, что любит нас всех одинаково сильно. Было интересно испытать чувство, принадлежащее исключительно моей доченьке, еще к одному человечку. Но, когда я приехала из роддома, я настолько была поглощена заботой о сыне, который был в отличие от дочери очень беспокойным ребенком, что первые дни практически не обнимала и не целовала свою Софию, как это было принято у нас.В один момент я пришла в ужас: «Неужели я способна быть матерью только одному малышу?» Мне казалось, что я переключилась на моего кроху и перестала быть полноценной родительницей для моей старшенькой. В подтверждение своих мыслей я заметила, что дочь все чаще проводит время с папой, они вместе гуляют, читают книжки, ездят на рыбалку, играют дома в настольные игры. Теперь, спустя время, я понимаю, что все мои страхи исходили из моей неопытности. Я начала прилагать усилия к тому, чтобы обязательно восстановить по возможности то общение с дочерью, которое у нас было до рождения второго ребенка

Конечно, мне приходится теперь уделять внимание сразу двум детям и это часто бывает непросто, но с каждым днем мне все легче проявлять нежность, любовь и заботу и к дочери и к сыну»

А вдруг я разлюблю первенца?

Ольга, мама 4-летнего Павла и годовалого Пети:«Мы долго ждали появления на свет нашего первенца Павлуши. Моя беременность была огромной радостью для нас с мужем. Когда родился сынок, мы не сводили с него глаз, таким он был сладким и любимым.Когда сыну исполнилось 6 месяцев, врачи обнаружили у ребенка порок сердца, и потребовалась срочная операция. Наш сын чудом не умер от этого диагноза, т.к. болезнь прогрессировала, и врачи поздно выявили ее. От этих переживаний мы еще больше привязались к нашему Павлику. Он был для нас бесценным, родным, самым любимым. Вторым ребенком я забеременела легко и сразу, нам не пришлось долго ждать заветных двух полосочек и переживать о том, что беременность не наступает, как это было с первым сыном. Я даже не успела осознать и как следует морально подготовиться к новости о том, что мы ждем пополнения. Наверное, с самого начала и закралось в мою душу тревожное чувство, что так тяжело доставшийся нам первенец, перенесший такую сложную операцию, не может быть обделен моей любовью. Мне казалось, что как раз второй ребенок будет тем, кто расстроит нашу идиллию, разрушит наш «идеальный мир». Я со страхом думала, что разлюблю старшего, т.к. буду постоянно занята младшим.Все эти мысли оказали на мою психику негативное влияние. С рождением второго малыша я только через три месяца поняла, что так же люблю его, как и своего старшего Павлушу. Я как бы «запрограммировала» себя на то, что у меня родится не любимый и ненаглядный мой сынок, а почти что враг моего семейства. Мне нужно было время и силы, чтобы работать над собой и «поставить» в своей голове все на свои места. Послеродовая депрессия усугубляла мое состояние, я смотрела на сыночка и не понимала, для чего я его родила. Хорошо, что рядом был верный и заботливый муж, он был и моей поддержкой и психологом и помощником по дому. Вместе мы справились с моей проблемой, и сейчас я одинаково сильно люблю моих мальчишек».

Приёмы для облегчения расставания

Важно понимать, что эффективность приёмов определяется тем, насколько последовательно и систематично они применяются

Чтобы подготовить ребёнка к длительной разлуке, нужны «тренировки», то есть регулярные расставания на короткое время. Поэтому есть смысл по возможности оставлять малыша с родными и близкими.
Перед тем как уйти, нужно обязательно сказать ребёнку о своих намерениях, оговорив когда, почему и насколько будет расставание

Особенно это важно для детей 5–10 лет, которые приравнивают себя к взрослым и очень болезненно реагируют, если им не сообщают о семейных планах, не считаются с мнением. С «маленькими взрослыми» также нужно оговорить способ связи: телефон, скайп и т
д.
Всё внимание взрослого последние 10–15 минут перед уходом должно принадлежать ребёнку

Это время можно посвятить игре, но только такой, которая бы укладывалась в эти временные рамки, так как прерывать её нельзя: к переживаниям добавится ещё и обида
Кроме того, стоит обсудить с малышом план действий после возвращения: прогулка, поход в кино, развлекательный центр и т. п.
Если предполагается, что с малышом будет бабушка/дедушка/няня, то уходить сразу нельзя — ребёнок должен привыкнуть к присутствию другого человека. Для ускорения этого процесса можно поиграть втроём. Кстати, стоит подготовить «посторонних» к тому, что, возможно, им будет оказан очень прохладный приём.
Нужно приложить максимум усилий для того, чтобы вернуться в назначенное время. Поначалу границы будут ориентироваться по режиму дня малыша: «после обеда», «когда поспишь», «перед купанием» и т. д., затем, когда у ребёнка будут сформированы представления о времени, границы можно обозначать временем суток: «днём», «вечером».
У расставания и встречи с мамой или любым близким человеком должны быть свои ритуалы — поцелуи, объятия, а также, например, дружеские удары кулачками.

Если расставание предполагается длительное, можно записать для малыша аудио- или видеозапись. Например, начитать на диктофон любимую сказку или стихотворения.
У ребёнка на время разлуки должна быть вещь, которая бы напоминала ему о маме: её любимая резинка для волос, книжка и т. п. Для деток постарше это может быть вещь, сделанная вместе с мамой. Например, сплетённый из ниток браслетик, который перед расставанием мама много раз поцелует, а потом, пока её не будет рядом, целовать будет малыш, вспоминая, как много поцелуев «положила» в эту вещицу мама.
На время длительной разлуки можно придумать варианты «дистанционных» игр. Например, для ребёнка 3–5 лет заранее спрятать конфеты в интересных обёртках в разных уголках дома. Во время очередной связи с малышом предложить ему поискать «сокровище». И попросить сложить фантики в отдельную коробочку, чтобы после возвращения вместе рассмотреть их. Как вариант: конфеты может прятать малыш, а мама «искать».
Ожидание праздника ничуть не менее важно, чем сам праздник. Вот и ожидание праздника маминого возвращения после продолжительной разлуки можно представить в виде игры, в которой малыш будет зачёркивать дни в календаре, оставшиеся до её приезда.

«Тренировки» расставания

Разлука с близкими — кратковременная или длительная — явление жизненное, так что ребёнка к этому нужно готовить. Здесь поможет организованная игровая деятельность. К таким «тренировочным» приёмам относятся:

  • «Прятки» – игра помогает преодолевать страх расставания, ведь исчезнувший обязательно находится;
  • игры с куклами, мягкими игрушками, исполняющими роли членов семьи — проигрывая ситуации расставания с мамой, папой, в реальности дети оказываются более подготовленными.

Любое преодоление начинается с малого: сначала нужно привыкнуть к расставанию на короткие промежутки времени, а потом на длительные

Почему так сложно расставаться с мамой

Многие психологи придерживаются мнения, что физиологическое и психологическое рождение малыша не совпадают во времени. Детская психика «вынашивается» материнской заботой сродни тому, как женское тело вынашивает плод. Вплоть до 2 лет мама и малыш находятся в особом симбиозе, нарушение которого болезненно воспринимается обеими сторонами. Но если взрослый человек обладает самоконтролем, помогающим это пережить, то у ребёнка такого «отсекателя» нет. Более того, с годами ситуация усугубляется: чем больше времени малыш проводит с мамой, тем болезненнее расставание с ней. Не имея опыта расставания, у ребёнка не вырабатывается навык владения механизмом управления своими переживаниями, поэтому подобная ситуация происходит и при разлуке с другими значимыми для малыша взрослыми: бабушкой, дедушкой.

Расставаться с мамой и другими близкими ребёнку предстоит научиться

Разлука и психологическое развитие

В разном возрасте разлука воспринимается ребёнком с разной степенью остроты и имеет своё определённое значение и малыша, и для мамы.

С рождения до полугода. В возрасте формирования привязанности к любимому объекту длительное расставание может быть опасным. При этом ребёнок «впитывает» все материнские эмоции и чувства, а измученная и уставшая женщина не может источать положительную энергетику. Поэтому 2–3 часа разлуки ежедневно просто необходимы.
С полугода до полутора лет. У малыша появляется тревога, если мама исчезает из виду. Это хорошо, так как значит, что у ребёнка сформировалась привязанность, а это, в свою очередь, говорит о правильном эмоциональном развитии. И плач при расставании на несколько часов ежедневно — явление абсолютно нормальное.

С двух до трёх лет. Неоднозначный период: с одной стороны, начинается естественное отделение ребёнка от мамы, в том числе и вызванное желанием познавать окружающий мир, с другой — карапузу страшно отпустить родного человека, так как без неё он не чувствует себя уверенным делать какие-то открытия

В этом возрасте важно, чтобы мама научилась контролировать проявления своей тревоги за малыша, иначе даже кратковременные расставания для обоих будут очень тяжёлыми.

Психологи утверждают, что долгосрочная разлука будет восприниматься ребёнком легче, если у него есть опыт краткосрочного пребывания без мамы. Если же такого опыта нет, то разлука больше чем на месяц с ребёнком (даже старше 5 лет) может нанести серьёзный вред развитию психики малыша.

Ревность старшего

Светлана, мама 5-летней Ксюши и 3-летней Даши:«Мы с мужем уделяли много внимания нашей старшей дочери Ксюше. Она росла маленьким манипулятором, но нам это не доставляло неприятностей. Она не могла играть в игрушки сама, всегда требовала, чтобы я играла вместе с ней. Когда мы приходили в гости, я не могла спокойно сидеть и пить чай, т.к

дочь постоянно требовала, чтобы я была с ней и обращала внимание только на нее. Мне приходилось уходить в комнату с игрушками и, пока мой муж общался с друзьями, я была заложницей своей маленькой дочурки

Забеременев вторым ребенком, я понимала, что не смогу в будущем так активно уделять внимание старшенькой. Это немного страшило: как она перенесет такую травму, ведь до этого она добивалась всего, чего хотела?! Также я не представляла, что буду делать, если и второй ребенок будет требовать столько же моего внимания и времени.Когда родилась наша Дашенька, видимо, мы так и не смогли перестроить себя и нашу Ксюшу на то, чтобы «переключиться» на самого младшего члена семьи. Вместо того, чтобы учить старшую дочь тому, что она уже не единственный ребенок в нашем доме, и малышке Даше нужно уделять также достаточно внимания, мы продолжали исполнять капризы Ксюши. Спасло нас лишь то, что вторая дочь была совершенной противоположностью старшей, и она могла подолгу лежать самостоятельно в своей кроватке и рассматривать игрушки, не требуя нашего присутствия в комнате. А мы, к сожалению, и дальше активно реагировали на запросы Ксюши».

От любви до ненависти

Ульяна, мама 5-летнего Стефана и 3-летнего Елисея:«Старший сын был для меня воплощением идеального ребенка. По натуре я максималист, поэтому считала, что мой Стефан – самый лучший, умный, красивый и т.д. А я, соответственно, – самая мудрая мама. Родив второго ребенка и находясь с ним в роддоме, я очень скучала по старшему сыну. Переживая за старшего, я чувствовала, что не питаю особых чувств к своему новорожденному Елисею. Чтобы внутренне полностью принять второго сыночка, мне пришлось какое-то время настраивать себя. Через несколько недель я уже наслаждалась нежностью и любовью, которые питала к своему малышу. Но, наверное, я так сильно «работала» над своими мыслями и чувствами, что вдруг заметила странную вещь: мой старший сын начал раздражать меня. Он просто подходил ко мне как обычно с какими-то детскими вопросами или нуждами, а внутри меня поднималась волна негодования, мне хотелось, чтобы он ушел, не нарушал тишину и не мешал мне заниматься младшим сыном. Я была в ужасе: «Неужели я возненавидела своего первенца?» Мне казалось, что я «перегнула палку» в работе над тем, чтобы принимать младшего сына с такой же любовью, как и старшего. Я как будто искусственно заставляла себя больше любить младшего и меньше уделять внимания старшему.Теперь мне предстояла еще одна работа над своей головой. Со временем в моем внутреннем мире все стало на свои места. Я полноценно смогла ощутить себя мамой двоих самых лучших, самых красивых и самых умных малышей!»Поделитесь своей историей ожидания второго малыша. О чем вы тревожились? Как представляли свою двухдетную жизнь? Подтвердились ли ваши опасения?Фото – фотобанк Лори

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwitterВКонтакте
Напишите комментарий